Как сицилийский гепард стал леопардом, но от этого ничего не изменилось

23 січня 2022, 13:31 | Мистецтво | Оригінал статті
фото з Зеркало недели
Розмір тексту:

Гороскопно-астрологическая мания, накрывавшая наших соотечественников лет двадцать назад, уже почти отступила, но все же мы еще не забываем отмечать, год какого животного, «по китайскому календарю», наступает. Некоторые даже в курсе, что не 1 января. И все-таки не помешает начать книжный год с чего-то литературно-тигрового. Или относящегося к семейству кошачьих, обязательно хищного. Например, с гепарда, превратившегося в леопарда, но это ничего не изменило, как и завещал автор по фамилии, которая сейчас прочно ассоциируется с островом в Средиземном море, регулярно пополняемым очередными волнами беженцев, — Лампедуза.

Джузеппе Томази ди Лампедуза (1896–1957), 11-й в списке князей де Лампедуза (которые с XVI и до середины XIX века действительно владели этим маленьким островом между Тунисом и Сицилией, причем ближе к африканскому берегу), вошел в мировую литературу своим единственным романом, найденным женой в бумагах покойного мужа вместе с несколькими рукописями рассказов и опубликованным уже после смерти автора. Роман под названием Il Gattopardo стал известным в переводе как «Леопард», особенно после экранизации в 1963-м самим Лукино Висконти (главные роли сыграли Берт Ланкастер, Ален Делон и Клаудия Кардинале). Эпическое кинополотно на два с половиной часа, с ключевой сценой аристократического бала длиной в 51 минуту, хотя и носит титул «одной из вершин мирового киноискусства», по силам не каждому киноману. В то же время сам роман — небольшая книга на менее чем 200 страниц. И, что радует, по крайней мере трижды издавался на украинском языке — в 1985-м, 2009-м и 2010 году, под названием «Гепард».

По поводу названия переводчики так и не пришли к консенсусу. На одном из италоведческих ресурсов можно найти такое объяснение этим зоологическим трудностям перевода: «gattopardo — это совсем не гепард, для которого в итальянском языке есть свое слово — ghepardo. Gattopardo — это сервал, или оцелот, совсем уж мало известное публике животное. По замыслу, название романа «Леопард» значительно точнее, а в англоязычном мире и роман переводится исключительно как Leopard, и сам его автор получил эпитет «последний леопард». Более того, приемный сын писателя, Джоаккино Ланца Томази, отмечал, что gattopardo на сицилийском диалекте — это именно леопард. Точку в закреплении названия пятнистого хищника в переводе поставило название вышеупомянутой экранизации.

Не очень широкому кругу украинских читателей, думаю, будет интересно погрузиться в мир раскаленной Сицилии 1860-х («майже двісті днів прямовисного сонця над нашими головами; літо довге й похмуре, як російська зима, але важче за будь-яку зиму…»), на очередном этапе процесса под мелодичным названием «рисорджименто», то есть возрождение. Высадка знаменитой тысячи бойцов Гарибальди на Сицилию должна была стать основой романа — через оптику телескопа главного героя, дона Фабрицио, князя Салина, представителя вымирающей аристократии. Понимая, что молодая и нахальная буржуазия неизбежно подвинет старую аристократию, ее яркий представитель, глава рода, имеющий на геральдическом щите изображение Леопарда (или Гепарда? — оставим это на усмотрение читателя), находит покой для души в занятиях астрономией, и не только ею (жалуясь на зашоренность собственной жены — «В мене від неї семеро дітей, а я ні разу не бачив її без сорочки», — князь регулярно посещает в других городах женщин значительно более раскрепощенного нрава).



История «осени патриарха-аристократа», прототипом которого был прадед автора, восьмой из князей ди Лампедуза, Джулио Фабрицио Томази, начавшаяся с вхождения Королевства обеих Сицилий в объединенную Италию и завершившаяся установлением в стране нового порядка, с ответвлениями в виде истории успеха его любимого племянника или истории отчаяния его преданного душепастыря отца Пирроне, и ляжет в семь разделов романа. А оправданна ли была краеугольная его сентенция, задекларированная в самом начале словами, конечно же, еще крепкого Леопарда, когда радикальные исторические изменения на сонной, выжженной солнцем Сицилии только начинались: «Для того, щоб усе залишилося по-старому, треба, щоб усе спочатку змінилося», — решать читателю.

Все статьи Олега Супруненко читайте здесь.




Теги:
Додати коментар
:D :lol: :-) ;-) 8) :-| :-* :oops: :sad: :cry: :o :-? :-x :eek: :zzz :P :roll: :sigh:
 Введіть вірну відповідь