Какая часть России «взорвется» и когда

04 червня 2022, 17:13 | Політика | Оригінал статті
фото з Зеркало недели
Розмір тексту:

Северный Кавказ платит кровавый налог в федеральный бюджет Российской Федерации.

За три месяца, прошедших с момента широкомасштабного вторжения России в Украину, жители северокавказских республик составляют значительное число среди погибших российских военнослужащих. При этом если судить по количеству установленных погибших, то среди всех субъектов РФ самые высокие потери — в Дагестане, а уже потом — в Бурятии. Советник главы ОП Алексей Арестович месяц назад оценивал общее количество участвовавших в боевых действиях выходцев из кавказских республик в Украине примерно в 25 тысяч человек, из которых погибли или ранены не меньше пяти тысяч.

Но приведет ли массовая гибель жителей северокавказских республик к акциям протеста против политики Кремля? Ведь регион имеет давнюю историю сопротивления центру. Или население Северного Кавказа будет и дальше поддерживать Путина в его маниакальном стремлении уничтожить Украину и продолжать ехать в нашу страну, чтобы убивать украинцев?

Относительная стабильность неспокойного региона

Стабильность в Северном Кавказе держится на финансовых вливаниях из федерального бюджета, эффективной работе силовых ведомств, личных связях руководителей республик с Кремлем, межклановых договоренностях, усталости населения от двух чеченских военных кампаний. Но это спокойствие — относительное: оно может закончиться в любой момент.

Как и для всей Российской Федерации, для региона характерны высокий уровень безработицы и вакуум социальных лифтов, этнические и клановые противоречия, преступность и коррупция, преследование инакомыслящих и отсутствие правосудия. Но есть и существенные отличия.

«Для Северного Кавказа присуще наличие большого количества молодежи и зависимость от так называемого отхожего промысла: десятки тысяч мужчин уезжают из своего дома, чтобы заработать деньги на стройках, торговле… Многие заключают контракты на службу в армии: это дает стабильную зарплату. Но главное отличие этого региона — возможность групповой массовой мобилизации населения с опорой на систему кланов, родов», — отметил в беседе с ZN. UA заместитель директора Центра ближневосточных исследований Сергей Данилов.

В свою очередь, говоря об особенности Северного Кавказа, российский экономист Дмитрий Потапенко также указывает на «большое количество молодого и «голодного» населения и обращает внимание на то, что в подобных местах начинались все революции. «Было бы нелогично для властей не держать потенциальную ситуацию в узде. Вот ее и держат с помощью дотаций», — отмечает эксперт и обращает внимание на то, что в 2021 году среди самых дотируемых регионов России были Чечня и Дагестан.

Так, Дагестан в 2021 году получил из федерального бюджета 77,5 млрд руб. или почти 8% от общего числа дотаций всем российским субъектам. На втором месте оказалась Якутия с 56 млрд, а на третьем — Чечня с 51,8 млрд руб.

При этом, как отмечает «Кавказ. Реалии», в большинстве рейтингов социально-экономического положения регионов России северокавказские республики традиционно занимают последние места. Пять из семи субъектов Кавказского федерального округа — Ингушетия, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, Северная Осетия и Чечня —являются аутсайдерами по объему собираемых налогов. Дагестан, Северная Осетия, Карачаево-Черкесия, Ингушетия и Кабардино-Балкария также входят в число худших регионов России по доле населения, получающего зарплату ниже установленного государством минимального размера оплаты труда.

Поэтому эксперты и прогнозируют: привести к дестабилизации Северного Кавказа может в первую очередь экономический кризис и снижение дотаций из федерального бюджета, а не количество погибших в войне против Украины. Но экономическая и политическая ситуация в России пока не дает оснований прогнозировать, что в краткосрочной перспективе как в стране в целом, так и в Северо-Кавказском федеральном округе начнутся массовые бунты.

На пороге системного кризиса

Один из моих давних знакомых признался, что каждое утро просыпается с надеждой услышать новость о том, что Путин умер. И хотя он понимает, что со смертью хозяина Кремля война не закончится, но персонификация зла столь сильна, что создается иллюзия: с уходом российского президента закончится и ад. Увы, тот все так же здравствует и, несмотря на недовольство «партии войны» и «партии мира», пока нет оснований говорить о том, что готовится заговор по его свержению.

Впрочем, бывший глава МИ-6 Ричард Дирлав прогнозирует, что Путин может уйти из власти к следующему году. Дирлав предполагает, что того вскоре «вероятно, отправят в санаторий, откуда он уже не выйдет в качестве лидера России». (Среди возможных преемников Путина экс-глава МИ-6 называет «ястреба» — секретаря Совета безопасности Николая Патрушева. В свою очередь российское интернет-издание «Медуза» пишет, что в Кремле негласно обсуждают кандидатуры мэра Москвы Сергея Собянина, заместителя председателя Совета безопасности Дмитрия Медведева и первого замглавы АП Сергея Кириенко. )

В самой же России, несмотря на санкции и гибель российских солдат в Украине, сохраняется относительная экономическая и политическая стабильность: власть имеет высокий уровень поддержки населения, нормализовалась ситуация на валютном и финансовом рынках и не произошел резкий рост безработицы. Однако этот период стабильности краткосрочный: из-за продолжающейся войны против Украины и масштабных санкций Россия на пороге системного кризиса, который проявится в прекращении экономического роста и усилении напряженности в обществе. А социальное напряжение перерастет в политический кризис.

«Проблемы [в России из-за войны] уже видны, а в середине лета они просто посыплются с разных сторон: транспорт, медицина, даже сельское хозяйство. Никто о таком масштабе просто не думал», — цитирует «Медуза» собеседника, близкого к правительству РФ. О том, что российскую экономику ждут серьезные испытания — ее спад и, как следствие, рост безработицы и снижение доходов населения — публично говорят и сами российские чиновники.

Так, глава Центробанка РФ Эльвира Набиуллина отмечает, что экономика вступает в «непростой период структурных изменений, связанных с санкциями» и прогнозирует, что во втором — начале третьего квартала страна «войдет в период структурной трансформации и поиска новых моделей бизнеса». Этот период, по ее словам, будет сопровождаться ростом цен на отдельные товары и «инфляцией выше цели». О том, что через полтора-два года будет падение российской экономики, говорит и глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин.

Хотя Дирлав (равно как и глава ГУР МО Украины Кирилл Буданов) и прогнозирует в ближайшие годы распад Российской Федерации, такие оценки выглядят чрезмерно оптимистичными. Благодаря экспорту энергоносителей и выросшим ценам на нефть и газ российская экономика накапливает жирок, который позволит стране продержаться еще какое-то время. Но запасы конечны. А Запад принял принципиальное решение отказаться от использования российских энергоносителей.

Под грузом экономических проблем

Сокращение поступлений нефтедолларов основательно подорвет экономику России. «Нынешний режим рухнет сам под грузом экономических проблем», — прогнозирует российский экономист Андрей Яковлев. По мере усиления экономического кризиса будет расти и недовольство россиян. Эксперты предполагают, что, вероятнее всего, первые массовые протесты произойдут на Северном Кавказе или в депрессивных районах Зауралья.

Что касается Северного Кавказа, то Данилов полагает: больше всего шансов, что взрыв произойдет в восточной части региона, прежде всего в многонациональном Дагестане: «К протестам жителей этой республики может подтолкнуть не столько большое количество погибших в результате войны против Украины, сколько ухудшение экономической ситуации в стране и возвращение с «отхожего промысла» «заробітчан», которые у себя дома столкнутся с несправедливостью в распределении ресурсов и отсутствием честного суда».

А вот в Чечне ее лидер Рамзан Кадыров будет сохранять контроль над ситуацией и соблюдать верность Путину до тех пор, пока деньги из федерального бюджета будут исправно поступать в регион. При этом Кадыров установил тоталитарный режим и не подчиняется федеральным законам. По сути, сегодня Чечня, формально сохраняя лояльность Москве, достигла большей независимости, нежели при Джохаре Дудаеве.

В такой ситуации местной элите невыгодно идти на обострение отношений с Кремлем и начинать третью чеченскую. Тем более что дестабилизация несет для Кадырова и «кадыровцев» персональные риски: за годы правления и репрессий они нажили себе немало кровников. В самой же республике помнят о независимой Ичкерии. «Сильно, сильно (мешаете. — В. К. )… Потому что вы русские… Оставьте нас в покое. Ну хотим мы жить отдельно», — говорит чеченец на видео с телефона плененного в Украине российского лейтенанта Юрия Шалаева из войсковой части 71718, дислоцированной в Чечне.

При этом статус Кадырова, пытающегося распространить свое влияние за пределами Чечни, раздражает российских силовиков, сотрудников АП и членов правительства. Но как отмечает руководитель программы «Горячие точки» правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов, в будущем решить «кадыровский вопрос» будет сложно.

«Пока Владимир Путин остается у власти, рычаги давления на Кадырова существуют. Но когда Путин уйдет, возникнет проблема. Одна из претензий к режиму Путина заключается как раз в том, что он заложил большое количество мин под будущее России. И Кадыров в том виде, в каком он сейчас есть, — это одна из этих мин», — полагает Орлов.

Но все эти угрозы среднесрочной перспективы. Пока же ситуация на Северном Кавказе тревоги Кремлю не внушает.

[votes id="244"]

Больше статей Владимира Кравченко читайте по ссылке.




Теги:
Додати коментар
:D :lol: :-) ;-) 8) :-| :-* :oops: :sad: :cry: :o :-? :-x :eek: :zzz :P :roll: :sigh:
 Введіть вірну відповідь